Узбекистан

13.01.2021 | 14:20

Приведут ли принятые изменения в законе к укреплению прав собственников жилья

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему нарушения прав собственников жилья будут продолжаться.

Приведут ли принятые изменения в законе к укреплению прав собственников жилья

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему нарушения прав собственников жилья будут продолжаться.

Устойчивость обществу придают или цепи, или собственность.

Фазиль Искандер, советский, абхазский и русский прозаик, поэт, общественный деятель

Система частной собственности – самая надёжная гарантия свободы, причём не только для тех, кто обладает собственностью, но и едва ли в меньшей степени для тех, кто ею не обладает.

Фридрих Хаек, австрийский экономист

Закон от 23 декабря 2020 года № ЗРУ-656 призван обеспечить усиление гарантий прав и законных интересов собственников жилья. В частности, изменения коснулись статьи 37 Земельного кодекса «Изъятие, выкуп земельного участка для государственных и общественных нужд».

Кирпич: «Я лучше знаю, каким все должно быть: прямоугольным» (Карел Чапек, чешский писатель, прозаик и драматург)

На днях, совершенно случайно, увидел ответ Adliya Maslahatchisi, размещённый на одной из страниц Фейсбука, на мою статью «Почему чиновники и застройщики продолжают игнорировать права собственников» .

Кстати, этот факт свидетельствует о том, что принятое постановление правительства 23 декабря 2020 года до конца не продумано. Напомню, что в этом постановлении Кабинета Министров содержится поручение «при выявлении запрещённой информации в текстах комментариев к материалам сайта либо в социальных сетях или мессенджерах Центр по вопросам массовых коммуникаций Агентства информации и массовых коммуникаций (АИМК) направляет уведомление владельцу веб-сайта, группы (канала) в мессенджере или блогеру о необходимости удаления запрещённой информации в течение 24 часов».

Уведомление может быть просто пропущено «владельцем веб-сайта, группы (канала) в мессенджере или блогером» точно так же, как автор не заметил уведомления об ответе Adliya Maslahatchisi.

Немного об этом ответе.

вашей статье есть неточности. УП-5495 дано поручение Кабмину разработать порядок изъятия земли для государственных и общественных нужд, А ТАКЖЕ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ. вы нужное СЕБЕ место выделили, а на остальную часть не обратили внимание. Поэтому, ПКМ-911 не просто так включает в себя вопросы реализации инвест проектов, в нем есть четкий перечень и условия, когда это возможно» (здесь и далее авторская орфография сохранена – прим. авт.)

— сообщает Adliya Maslahatchisi.

В статье именно на «остальную часть» и обращено внимание. Вот цитата из статьи:

«Всего пять целей-оснований! Пятое основание допускает дополнительные случаи изъятия земельных участков, но для этого они должны быть прямо(!) предусмотренными «законами и решениями Президента Республики Узбекистан».

Распоряжением президента от 3 августа 2019 года Кабинету Министров поручено принять «постановление, устанавливающее порядок изъятия земельных участков для государственных и общественных нужд, а также в рамках реализации государственных программ, направленных на комплексное развитие территорий, инвестиционных и иных проектов, имеющих социально-экономическое значение». Здесь мы видим, что для изъятия земельных участков определены дополнительные цели, которые прямо не входят в перечень государственных и общественных нужд».

Для Adliya Maslahatchisi отмечу, что «поручение Кабмину разработать порядок изъятия земли для государственных и общественных нужд» было дано президентом не в указе от 1 августа 2018 года № УП-5495, а именно в отмеченном в статье распоряжении президента от 3 августа 2019 года № Р-5491 (подпункт а) пункта 7).

Поэтому, ПКМ-911 не просто так включает в себя вопросы реализации инвест проектов, в нем есть четкий перечень и условия, когда это возможно,

— пишет Adliya Maslahatchisi.

Не соглашусь. Именно «четкий перчень» и отсутствует. Автор писал:

«Чиновники создали «Положение», в котором содержаться § 1 «Подготовка материалов при изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд», § 2 «Подготовка материалов при изъятии земельных участков для реализации инвестиционных проектов» и § 3 «Подготовка материалов для реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории».

И это есть «четкий перчень»? Это обычная бланкетная норма – правовая норма, предоставляющая государственным органам или должностным лицам право самостоятельно устанавливать нормы поведения.

«Законодательство есть лёгкое средство уничтожать отдельную личность во имя интересов общества» (Адриан Декурсель, французский литератор и драматург)

Далее Adliya Maslahatchisi делает внушение:

«Вы не путайте права собственности на имущество с правами на земли. Государство вправе по теории eminent domain истребовать земли, но здесь самое главное - справедливая компенсация, это самый важный вопрос, так как право изъятия практикуется во всех государствах, даже развитых».

Adliya Maslahatchisi при этом не смущает, что право собственности на дом неразрывно(!) связано с правами владения и пользования земельным участком, на котором расположено строение. В Гражданском кодексе даже есть статья 206 «Прекращение права собственности, не направленное непосредственно на изъятие имущества у собственника».

Пункт 3 ответа Adliya Maslahatchisi:

«Вы сами ссылаетесь на ст.34 Градостроительного кодекса и толкуете ее нормы как будто нельзя строить без генплана. но сами излагаете текст статьи 34 где написано "И ИНОЙ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ". К которым относятся многие другие виды град.документации. А ОНИ ЕСТЬ. НЕ ПРОСТО ЖЕ СТРОЯТСЯ ОБЪЕКТЫ. Есть АПОТ, есть ПДП итп. Так, что учитывая, что вы во всех ваших статьях и анализах предвзято относитесь ко всему и подобным существенным предубеждением в своих мыслях, нельзя назвать данную статья объективной. Она отражает искаженное толкование законов и вводит людей в заблуждение».

«Это неподражаемо!» - как сказал бы персонаж из мультфильма «Фантик». Статья 34 Градостроительного кодекса гласит: «Запрещается проектирование и строительство объектов на территории населённых пунктов без генерального плана и другой необходимой градостроительной документации». Да будет известно юристам, что и проекты архитектурно-планировочной организации территории, и проекты детальной планировки утверждаются для отдельных частей города на основе его генерального плана.

Возьмём ситуацию: допустим, что по проекту детальной планировки в какой-нибудь махалле построены жилые дома, бизнес-центры или объекты сервиса. Но вот утверждается генеральный план, в котором эта махалля попадает в зону сноса. И такая ситуация, по мнению Adliya Maslahatchisi, вполне нормальная.

В национальном законодательстве генеральный план является источником градостроительного права! Все правила землепользования и застройки действуют исключительно в рамках генерального плана и не могут ему противоречить. Если следовать логике юристов-государственных служащих, то и генерального плана вообще не надо: развитие территорий можно решить исключительно проектами архитектурно-планировочной организации или детальной планировки. Так кто относится «предвзято»?

Минюст этот вопрос много изучал, объявлял акции и принимал меры через суды, мы обеспечили выплаты компенсаций на миллиарды сумы. ПКМ-911, был принят именно для того, чтобы не позволить повторения предыдущих ошибок и существенно поднял уровень защиты. По сравнению с предыдущим порядком (ПКМ-97), новый порядок очень бюрократичный, и это специально сделано чтобы не ущемлять права людей,

— пишет в заключение ответа Adliya Maslahatchisi.

«По сравнению с предыдущим порядком (ПКМ-97), новый порядок очень бюрократичный». С этим выражением можно согласиться отчасти: хокимы всегда найдут выход. Тем более, что согласно Конституции «представительными органами власти в областях, районах и городах (кроме городов районного подчинения) являются Кенгаши народных депутатов, возглавляемые хокимами…» (статья 99) и «представительную и исполнительную власть на соответствующей территории возглавляет хоким области, района и города» (статья 102).

«…Мы обеспечили выплаты компенсаций на миллиарды сумы». 19 декабря 2020 года на пресс-конференции хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев заявил, что в 2020 году «хокимият выплатил деньги владельцам имущества, снесённого с 2005 года». 15 лет ожиданий, мытарств по судам, нервотрёпки и нарушений закона… А где в это время были юристы-государственные служащие?

Можно поспорить и на счёт того, что «это специально сделано чтобы не ущемлять права людей». Просто сравним названия прежнего и действующего Положений: «о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд» (в редакции, утверждённой постановлением правительства от 29 мая 2006 года № 97) и «о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества» (в редакции, утверждённой постановлением правительства от 16 ноября 2019 года № 911).

Ничего не смущает? То, что из названия Положения исчезло словосочетание «для государственных и общественных нужд» уже говорит о том, что основания для изъятия земельных участков расширены. Если в прежнем Положении «решение хокима соответствующего района (города) о сносе» могло быть обжаловано в Совете Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятах областей и города Ташкента, а также в судебном порядке», то в действующее Положение введено чудовищное положение, что «при наличии   согласия… не менее 75 процентов собственников, и отсутствии согласия… с оставшейся частью собственников инициатор вправе обратиться в суд с иском о принудительном выкупе объектов недвижимого имущества…» (пункт 47).  «И это специально сделано чтобы не ущемлять права людей»?

Решение вопроса об изъятии земельных участков должно проводиться индивидуально с собственниками жилья и никакие проценты здесь не только не уместны, а просто смешны. Речь идёт о частной собственности! Впрочем, то, что для чиновников это всего лишь пустой звук, можно было неоднократно убедиться…

«Закон – это забор, в котором есть только одни ворота для честных людей и множество лазеек – для бесчестных» (Михаил Гуськов, российский поэт и писатель)

Законом от 23 декабря 2020 года № ЗРУ-656 в статью 37 Земельного кодекса внесены изменения, целью которых, как декларируется, является усиление гарантий прав и законных интересов собственников жилья. Но имеет ли место это усиление?

На первый взгляд - да. Но давайте посмотрим более внимательно на новую редакцию статьи 37 Земельного кодекса «Изъятие, выкуп земельного участка для государственных и общественных нужд».

Часть первая гласит: «Изъятие земельного участка либо его части для государственных и общественных нужд производится при согласии землевладельца или по согласованию с землепользователем и арендатором — по решению соответственно Кенгашей народных депутатов областей, города Ташкента либо по решению Кабинета Министров Республики Узбекистан». По новой редакции для изъятия земельного участка необходимо решение Кенгашей народных депутатов (ранее было – хокима) либо решение Кабинета Министров.

Выше уже отмечал, что в условиях автоматического сохранения за хокимом должности председателя представительной власти (Кенгашей народных депутатов) и выполнения депутатами областного, районного и городского Кенгаша народных депутатов обязанностей на общественных началах (статья 14 закона «О статусе депутата областного, районного и городского Кенгаша народных депутатов») внесённое изменение на практике ничего не меняет.

Постановлением Кабинета Министров от 16 ноября 2019 года № 911 было утверждено «Положение о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества» (далее – «Положение»). В Положении мы видим, что правительство значительно расширило перечень целей для изъятия земельных участков. Это: государственные и общественные нужды, проекты инвестиционного и социально-экономического значения, направленные на комплексное развитие территорий, в том числе развитие и улучшение архитектурного облика определенной территории. При этом основанием являются «решения Кенгаша народных депутатов либо в соответствии с постановлением Президента Республики Узбекистан и Кабинета Министров Республики Узбекистан».

Принятое «Положение» значительно расширяет основания для изъятия земельных участков: ведь инвестиционные проекты могут включать в себя все виды девелопмента. Более того, в «Положении» особо выделяют инвестиционные проекты, «направленные на развитие и улучшение архитектурного облика территории». Это понятие также предоставляет широкое поле для фантазий и различного рода «лазеек» чиновникам и инвесторам. Любую застройку можно обвинить в недостатке эстетического или архитектурно-художественного облика. Даже нет нужды проводить экспертизу и признавать строения, например, ветхими или аварийными.

Чиновники создали «Положение», в котором содержаться § 1 «Подготовка материалов при изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд», § 2 «Подготовка материалов при изъятии земельных участков для реализации инвестиционных проектов» и § 3 «Подготовка материалов для реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории».

В законах существует термин «изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд», но нет терминов изъятие земельных участков «для реализации инвестиционных проектов» и «реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие и улучшение архитектурного облика территории». Они появляются лишь в «Положении о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества» - подзаконном акте, утверждённом постановлением Кабинета Министров.

Введение понятия «реализация инвестиционных проектов» параллельно с «государственными и общественными нуждами» абсолютно неправильно, противоречит логике и действующим законодательным актам, создаёт возможность для продолжения противоправных и самоуправных действий со стороны чиновников и инвесторов.

«Про всякий закон можно сказать, что он касается общегосударственных потребностей» (Владимир Ленин, «Документы «Объединительного» съезда»)

В национальном законодательстве существуют следующие положения: «Изъятие имущества у собственника, а также ограничение его правомочий допускается только в случаях, предусмотренных законодательными актами» (статья 166 Гражданского кодекса); «Жилые дома, квартиры, находящиеся в частной собственности, не могут быть изъяты, собственник не может быть лишён права собственности на жилой дом, квартиру, кроме случаев, установленных законом» (статья 11 Жилищного кодекса) и «Собственник может быть лишён своего имущества только в случаях и порядке, предусмотренных законом» (статья 2 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»).

Обратите внимание на формулировку случаев изъятия имущества: «предусмотренных законодательными актами», «установленных законом» и «предусмотренных законом», или эти случаи должны содержаться исключительно в законах, а не в подзаконных актах.

Что гласит закон? «Изъятие имущества у собственника допускается только при обращении взыскания на это имущество по обязательствам собственника в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами, а также в порядке национализации, реквизиции и конфискации» (статья 199 Гражданского кодекса). В Жилищном кодексе содержится понятие «изъятие земельных участков для государственных или общественных нужд» (статьи 27, 28 и 29). В Земельном кодексе также говорится исключительно про «изъятие, выкуп земельного участка для государственных и общественных нужд» (статьи 5, 12, 35, 36, 37, 41, 51, 72 и 86).

Закон чётко определяет случаи изъятия имущества «при обращении взыскания на это имущество по обязательствам собственника», «в порядке национализации, реквизиции и конфискации», а также «для государственных или общественных нужд». Это очень важно: ведь закон не допускает распространительное и расширительное толкование.

Никаких оснований в действующих законодательных актах для изъятия земельных участков и сносов домов в целях осуществления «проектов инвестиционного и социально-экономического значения, направленных на комплексное развитие территорий, в том числе развитие и улучшение архитектурного облика определенной территории» нет. И это вполне логично и обоснованно: все «программы и проекты инвестиционного и социально-экономического значения» должны осуществляться и реализовываться исключительно для государственных или общественных нужд, а не по желаниям чиновников или инвесторов.

Согласно пункту 3 указа президента от 1 августа 2018 года № УП-5495 «изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд допускается исключительно в следующих целях: … исполнение генеральных планов населённых пунктов в части строительства объектов за счёт средств Государственного бюджета Республики Узбекистан, а также в других случаях, прямо предусмотренных законами и решениями Президента Республики Узбекистан». В такой же редакции даётся соответствующая часть статьи 37 Земельного кодекса.

Было бы правильно в Земельный кодекс включить специальную главу, посвящённую изъятию и выкупу земельных участков для государственных и общественных нужд. «Положение о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества» не отвечает требованиям действующих законодательных актов и также нуждается в редактировании.

Изъятие имущества должно осуществляться исключительно для государственных и общественных нужд, при обращении взыскания на это имущество по обязательствам собственника, а также в порядке национализации, реквизиции и конфискации.  Только такие основания предусмотрены действующими законодательными актами.

Хочет инвестор заниматься девелоперской деятельностью – его проект должен включаться в перечень инвестиционных проектов или программ, который утверждается постановлениями президента или правительства. Пора прекращать безответственную практику точечного строительства, когда земельные участки выделяются инвесторам, не имеющим ни опыта строительства, ни законченных проектов, при этом уставной фонд их компаний-«однодневок» составляет 500-700 долларов.

Инвесторы должны иметь хорошую репутацию и подтверждение наличия капитала. В мире широко используют правила KYC («Know Your Customer») – процесс верификации бизнес-клиентов и оценки рисков, связанных с ними; AML («Anti-Money-Laundering») – система предотвращения отмывания денег; введение специальных целевых санкций.

Защита от проведения отмывания денег нужна, в первую очередь, самой власти, так как в случае проведения подобных операций на территории страны наносится колоссальный экономический и репутационный ущерб республике.

Буквально недавно была информация о задержании бывшего чиновника, который накопленные путём коррупции средства вкладывал в строительство многоквартирных домов. Новость распространили многие зарубежные СМИ, что несомненно привело к огромному репутационному ущербу страны и проводимым реформам.

Наносится не только ущерб авторитету страны и власти, но и имеют место разрушительные последствия проведения такой неразборчивой политики. Достаточно вспомнить прошлогодние чрезвычайные происшествия в Бухарской и Сырдарьинской областях, обрушение части 6-этажного жилого дома в Джизаке 10 января 2021 года.

5 мая 2020 года на видеоселекторном совещании президент отметил: «В Каракульском районе Бухарской области осталось только половина детсадов, строительство которых было завершено в 2020 году. Что это значит? Вот наше качество в сфере строительства». Шавкат Мирзиёев подчеркнул, что в сфере строительства присутствует коррупция: «Я сам видел несколько раз. Где есть качество, там есть результат. Где нет качества, там коррупция, хищения и организации, которые провели тендеры с «ура-ура».

«Законодательство должно быть голосом разума, а судья - голосом закона» (Пифагор, древнегреческий философ и математик)

Но вернёмся к действующему «Положению о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества». В пункте 1 Положения сказано: «Положение не распространяется на земельные участки, принадлежащие физическим и юридическим лицам на праве собственности».

Как будет компенсироваться земельный участок, находящийся в собственности? Почему не проработан этот вопрос? Или правительство уверено, что закон от 13 августа 2019 года № ЗРУ-552 «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения», вступивший в силу 1 марта 2020 года, так и не заработает?

Для его реализации указом президента было предусмотрено принятие ряда нормативно-правовых актов:

  • Положения о порядке приватизации и определения рыночной стоимости земельных участков, занятых зданиями и сооружениями, принадлежащими юридическим лицам (подготовлен проект постановления правительства 1 июня 2019 года ID-3684) - Положение не принято;
  • Положения о порядке определения границ земельных участков, занятых зданиями и сооружениями, а также участков, прилегающих к ним, необходимых для осуществления производственной деятельности (подготовлен проект постановления правительства 8 мая 2019 года ID-3366) - Положение не принято;
  • Положения о порядке приватизации и определения рыночной стоимости земельных участков, предоставляемых для индивидуального жилищного строительства и обслуживания жилого дома (подготовлен проект постановления правительства 1 июня 2019 года ID-3687) - Положение не принято.

Срок, определенный для начала приватизации земельных участков указом президента от 10 января 2019 года, оказался сорванным. Почему так важно установление частной собственности на земельный участок? Это позволит усилить позиции собственников при отстаивании ими своих прав.

К земельным участкам, находящимся в частной собственности, уже не может быть применена формулировка «изъятие земельных участков для осуществления инвестиционных проектов». Статья 35 закона «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» гласит: «Изъятие приватизированного земельного участка у собственника допускается только при обращении взыскания на этот земельный участок по обязательствам собственника в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами, а также в порядке национализации, реквизиции и конфискации».

Или в отношении выкупленных земельных участков основания прекращения права собственности полностью соответствуют действующим законам. Статья 37 указанного закона дополнительно уточняет, что «национализация приватизированного земельного участка: осуществляется исключительно для государственных и общественных нужд и при получении согласия собственника земельного участка…» В законе определены механизмы для изъятия приватизированного земельного участка, на который обращено взыскание (статья 36), а также в случаях реквизиции и приватизации (статьи 38 и 39). Всё чётко и ясно. Так и должно быть: ведь одним из важнейших конституционных требований к закону является требование его правовой определённости.

В статье 24 закона «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» содержатся основания для отказа в приватизации земельных участков, среди которых «наличие утверждённых генеральных планов населённых пунктов, а также актов уполномоченных государственных органов об изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд, строительстве инфраструктурных объектов, принятых до подачи заявления и непосредственно препятствующих приватизации земельных участков».

Или, если утверждённым генеральным планом предусмотрено изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд, то в приватизации таких земельных участков будет отказано.  Не в этом ли кроется причина затягивания разработки генерального плана Ташкента?

О том, что в Ташкенте отсутствует утверждённый генеральный план города говорится в указе президента от 17 августа 2018 года № УП-5515 «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте». Пункт 14 указа поручал «хокиму города Ташкента внести в Кабинет Министров Республики Узбекистан:

  • до 1 января 2019 года проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении концепции генерального плана города Ташкента;
  • до 1 декабря 2019 года на основе утверждённой концепции генерального плана города Ташкента — проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении генерального плана города Ташкента».

В феврале 2019 года хокимият города Ташкента сообщил, что концепция генерального плана столицы будет подготовлена в формате 3D до конца апреля 2019 года (к разработке концепции привлечены компании из Китая, Турции и Великобритании).

26 июня 2019 года в Агентстве информации и массовых коммуникаций состоялась пресс-конференция с должностными лицами Министерства строительства. На вопрос почему концепция генерального плана города Ташкента неоднократно откладывалась и почему превышаются установленные сроки заместитель министра строительства Шухратхожа Хашимов ответил: «Задержка концепции генерального плана — проблема хокимията города Ташкента. Концепция генерального плана города готовится в сотрудничестве с турецкими и британскими компаниями. Концепция будет готова в ближайшие 1,5-2 месяца и после рассмотрения ответственных специалистов будет одобрена».

В октябре 2019 года заместитель хокима Ташкента Даврон Хидоятов в ходе пленарного заседания Сената сообщил, что концепция нового генерального плана Ташкента будет разработана и представлена в 2020 году.

В марте 2020 года главный архитектор Ташкента Нуриддин Сагатов заявил, что «до этого времени были опубликованы несколько концепций генплана города Ташкента, но так как они не отвечали требованиям, генплан все ещё не принят. Мы не можем точно сказать, когда генплан будет утверждён. Мы должны учитывать новые изменения, демографический процесс и так далее. Ташкент является не только столицей, но и городом, где растёт численность населения». Странно такое слышать из уст главного архитектора: ведь в статье 34 Градостроительного кодекса прямо указывается, что «генеральным планом населённого пункта определяются: основные направления развития территории населённого пункта с учётом особенностей социально-экономического развития, природно-климатических условий и прогноза численности населения…»

В конце декабря 2020 года заместитель министра строительства Шерзод Хидоятов заявил, что принятие генерального плана Ташкента ожидается в 2023(!) году. «Ведутся переговоры с ведущими мировыми проектными организациями по разработке генерального плана. Также ведутся переговоры со специалистами проектных институтов Эстонии, Турции, Европы и США, которые имеют опыт городского планирования. Сейчас мы готовимся к конкурсу по выбору компании, которая разработает генеральный план. В 2022 году будет разработан и обсуждён генеральный план. В 2023 году ожидается принятие генерального плана Ташкента», - отметил он.

Как будто и не было указа президента от 17 августа 2018 года «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте», в котором поручалось «хокиму города Ташкента в срок до 1 октября 2018 года обеспечить проведение международного конкурса на разработку проектов концепции генерального плана города Ташкента и генерального плана города Ташкента» (пункт 12).

Вместо послесловия

Необходимо прекратить смешивать понятие «изъятие земельных участков для государственных и общественных нужд» с целями «реализации инвестиционных проектов». Если инвестиционные проекты отвечают целям государственных и общественных нужд, то и механизм для изъятия земельных участков для таких целей должен быть точно таким же. Сами же инвестиционные проекты должны включаться в Государственные программы, которые утверждаются, согласно действующему законодательству, постановлениями президента или правительства.

В противном случае, инвесторы должны индивидуально решать вопрос с каждым землевладельцем и собственником жилья на основе главы 29 Гражданского кодекса «Купля-продажа». Так, частные застройщики при строительстве многоэтажных домов на земельных участках, выделенных для строительства индивидуального жилья, выкупали их у прежних владельцев. Что мешает «инициаторам изъятия земельных участков» поступать так же? Ничего, кроме жажды наживы.

Из закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Установление собственнику срока владения, пользования и распоряжения имуществом не допускается» (статья 5); «Во взаимоотношениях собственника с государственными органами действует принцип приоритета прав собственника, в соответствии с которым все неустранимые противоречия и неясности законодательства, возникающие в связи с осуществлением права частной собственности, толкуются в пользу собственника» (статья 7).

Как в прежней, так и новой редакции Земельного кодекса говорится: «Изъятие земельного участка либо его части для государственных и общественных нужд производится при согласии землевладельца или по согласованию с землепользователем и арендатором… (часть 1 статьи 37). Прежде всего – согласие владельца земельного участка. И ни 75, ни 99 процентов согласных не должны решать судьбу оставшихся 25 или одного процента. Принцип «Меньшинство подчиняется большинству» в данной ситуации не работает и не должен работать.

Законы представляют собой особые соглашения, которые направлены на регулирование отношений между обществом, учреждениями и государством. Законы обеспечивают безопасность, защиту и порядок в обществе. Поэтому их необходимо знать и исполнять. Всеми субъектами права! Если этого не будет, то можно с уверенностью сказать, что в стране настанет хаос.

Законы, издаваемые государством, должны соответствовать интересам народа, его естественным правам. Только такие законы справедливы. И государство становится справедливым, когда в нем господствует не произвол чиновников, а право. Древнеримский философ Цицерон полагал, что «право выше власти». Это означает такое устройство государства, при котором закону подчиняются и граждане, и само государство. Власть и гражданин должны быть связаны законом.

Законы должна соблюдать сама власть. В противном случае она не будет иметь морального права требовать этого от других и, следовательно, не сумеет обеспечить должного порядка в обществе. Известный русский юрист Анатолий Кони писал: «Власть не может требовать уважения к закону, когда сама его не уважает, ибо граждане вправе отвечать на её требования: «Врач, исцелись сам».

Самое страшное, что может быть в государстве, — это произвол власти, который проявляется не только в нарушении действующих законов, но и в принятии законов, оправдывающих любые действия власти, даже несовместимые с правами человека.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Популярные новости